Музей


Этнографическая коллекция М.Е. Шереметевой: история формирования и воссоздания.


Г.Б. Сафонова

Калужский областной краеведческий музей.

       Знакомство с традиционной народной культурой Калужского края невозможно без обращения к творческому наследию М.Е. Шереметевой (26.10.1886 – 5.04.1963), этнографа, исследователя края, с 1919 г. связавшей свою судьбу с Калугой. В 1920 – 1930 – е годы были опубликованы 20 ее научных работ, большая часть из которых вышла отдельными книгами или были помещены в центральных изданиях, в том числе и информационные статьи об этнографической работе в Калуге в этот период. Кроме того, удалось выявить 32 неизвестных ранее газетных публикаций М.Е. Шереметевой, напечатанные в областных изданиях за период с июня 1937 г. по август 1941 г. и несколько статей за 1945 г. К одной из статей обнаружен и рукописный автограф.
Этот список, видимо, является далеко не полным, и будет уточняться.
       Кроме того, в Калужском областном краеведческом музее хранятся предметы по традиционной культуре края, собранные М.Е. Шереметевой в 1920–е – 1930–е годы, и в течение многих десятилетий хранившиеся без упоминания имени собирателя. На основе документальных материалов удалось выявить в собрании музея 167 предметов, еще на 50 предметов сохранились краткие описания, поскольку они были в разное время списаны. Из собранной исследователем коллекции опубликовано не более половины, в основном в ее авторских работах, давно уже ставших библиографической редкостью. Это отдельные предметы крестьянского костюма, набойка, часть вышивок, некоторые фотографии кустарных промыслов. Полностью остались неопубликованными коллекция крестьянской керамики, собрание рисунков – в том числе уникальные зарисовки полевых материалов, автографы статей. С точки зрения современных требований к сбору этнографических коллекций эти материалы являются разрозненными, не дающими полного представления о народной культуре обследованных районов. Но, нужно учитывать то обстоятельство, что такая задача в 1920-е – 1930-е годы была невыполнимой. Те материалы, которые мы имеем на сегодняшний день – это максимум, что можно было сделать в обстановке того времени. Недаром в 1928 г. М.Е.Шереметева была награждена Серебряной медалью Русского Географического общества за этнографическое изучение Калужского края, и избрана действительным членом Общества.
       Итак, в 1919 г. в Калугу приезжает М.Е. Шереметева (урожденная Скоробогач). Связи с Калужской землей были давними: в имение, расположенное недалеко от г. Юхнова, семья ее родителей проживавших в Петербурге, приезжала на лето. (1). Закончив Бестужевские курсы, пройдя стажировку в Оксфорде, и поработав в 1911 – 1913 годах учительницей под Петербургом и в Москве, в 1919 г. в Калуге Шереметева становится служащей в Областном союзе потребительских обществ. В 1920 г. – работает в Губстатбюро, а с 1921 г. становится научным сотрудником Калужского краеведческого музея. (2).
     В 1920-е годы в Калужском крае, как и по всей стране, возникают краеведческие научные общества, такие как Общество истории и древностей (1918-1929) образованное на основе существовавшей с 1891 года губернской Ученой архивной комиссии, Калужское губернское общество краеведения (1925-1929), Общество изучения местного края (1929-1930). Их деятельность принесла немалые плоды как в виде публикаций в периодических изданиях обществ, так и в отдельных работах. Большой вклад в подготовку исследовательских кадров внесло такое учебное заведение как отделение Московского археологического института, существовавшее в Калуге с 1911 до 1922 года.
     Еще до поступления на работу в музей М.Е. Шереметева вступает в члены Калужского Общества истории и древностей ––председателем правления которого она становится в 1925 – 1926 г. и активно работает в этнографической секции все время существования Общества.(3). 25 мая 1919 г. она сделала доклад на заседании КОИД на тему "Архитектура церкви Георгия "за верхом" в Калуге", 31 июля 1921 г. – "Полотняный завод: его завод и архитектурные памятники", 20 мая 1923 г. – доклад о Калужском Гостином дворе.
Особый интерес представляет  "Программа для собирания этнографических предметов" изданная Калужским обществом изучения природы и местного края в 1920 г., с которой, несомненно, была знакома М.Е. Шереметева. В обращении к местной интеллигенции было записано: "Общество считает полезным облегчить труд составления этнографических коллекций изданием ряда программ, указывающих какого рода коллекции особенно желательны в ближайшее время. Жилище, одежда, утварь, орудия труда, предметы практической и художественной производительности, являющиеся выражением культурной и экономической жизни должны прежде всего стать предметом пристального внимания исследователя, не менее, чем живая народная речь, мир преданий и верований и народно – поэтическое творчество в целом".(4). Именно по этим направлениям и шло в дальнейшем формирование этнографической коллекции Калужского краеведческого музея, у истоков которой стояла М.Е. Шереметева. Кроме этой программы она была знакома с такими основополагающими для своего времени исследованиями как книга В. Харузиной "Этнография. Курс лекций", издание 1914 г. с подробным описанием методики полевой работы, с книгой Д.К. Зеленина "Russische (Ostslavische) Volkskunde", вышедшей первым изданием на немецком языке в Берлине в 1927 г. Эти редкие издания до сих пор хранятся в библиотеке музея.
             Рассказ о материалах этнографической коллекции М.Е. Шереметевой мы попытаемся представить на фоне краткой хроники еë исследовательской, собирательской и музейной деятельности. Проблемы, связанные с воссозданием коллекции пока пусть останутся "за кадром", как обычная, повседневная работа музея. Тем более что вопросы, связанные с реставрацией предметов и последующим изданием каталога уже перешли в стадию насущных.

 1922 год.
     В январе – начале февраля М.Е. Шереметевой приходится включиться в работу музея по обследованию памятников культового зодчества Калуги. В это время проводилось обследование церквей г. Калуги и постановка на учет предметов имеющих историко – художественное значение, в связи с правительственным постановлением "Об изъятии церковных ценностей" (проводившемся под предлогом "помощи голодающим Поволжья"). В Калужской губернии эта работа была начата 9 марта 1922 г. и "проведена была весьма поспешно приблизительно в неделю по всей губернии", причем сотрудники музея в районы приглашены не были. М.Е. Шереметевой и В.И. Извекову, тогдашнему зав. историческим отделом, удалось за вторую половину января осмотреть 14 церквей Калуги, были составлены отчеты.(5) С 13 марта они: "ежедневно присутствовали в Губфинотделе и произвели весьма тягостную работу, пересмотрев сотни пудов серебра и отобрав художественно – исторические предметы для местного музея, из числа прибывших в Губфинотдел из городских церквей и уездов Калужской губернии" (6). Представители музея опротестовали в отдельном акте снятие риз с икон иконостаса Троицкого собора в Калуге, т. к. это нарушало художественный ансамбль собора. Была составлена докладная записка в Москву в музейный отдел Главнауки о слишком ретивой работе местных властей игнорировавших художественное значение памятников культового зодчества и находившихся в них предметов. При этом необходимо отметить, что инструкция Губисполкома предусматривала суровые меры против всех, кто каким – либо образом сопротивлялся проведению этого постановления. Надежда музея пополниться новыми художественными коллекциями осуществилась лишь в незначительной мере. Все предметы, в том числе отобранные для музеев области, были отправлены в Москву. Чуть позже, только часть из них удалось вернуть в Калугу.


1923 год.
     Летом с членами КОИД – участие в раскопках Огубского городища на р. Протве в Малоярославецком уезде, которые проводил В.А. Городцов. Результат этой работы – 3 акварельных рисунка с видами городища и планшеты с зарисовками находок, которые были выставлены в экспозиции Калужского музея. Эти никогда не публиковавшиеся авторские подписные рисунки, интересны с точки зрения истории развития науки.


1924 год.
      О поездке в с. Никольское на р. Серене Мещовского уезда летом 1924 г. можно судить не только по теме доклада, прочитанного 19 октября 1924 г. на заседании КОИД – "Село Никольское на р. Серене, бывшее имение Кропоткина". В музей поступил акварельный рисунок с изображением дома Кропоткина в Никольском, сделанный с натуры, хотя в задачу М.Е. Шереметевой, как она отметила в своей служебной записке, не входило полное обследование дома. Она записала: "Дом этот был мной осмотрен летом 1924 г., он представляет интерес как стильный деревянный дворянский дом, построенный в первой половине XIX в. Снаружи он сохранился хорошо, но внутри требует реставрации, одного – в какой степени - сказать не могу, т.к. обследование его с этой стороны не входило в задачу моей поездки."(7). Значение этого авторского акварельного рисунка (Рис. 1) как исторического источника можно понять, прочитав результаты обследования дома Кропоткина, который был осмотрен всего двумя годами позже 24 июня 1926 г. заведующим Мещовским уездным политпросветом В.С. Шепелевым. Он пишет: " По своему внешнему виду дом в настоящем его состоянии не создает хорошего впечатления. Рука "Революции" наложила на него следы, которые вряд ли скоро удастся изгладить при настоящем финансовом положении нашего Государства. Со своими пробитыми стеклами, поломанными (в некоторых местах) рамами, с развалившимися двумя парадными входами и другими крупными недостатками, дом имеет жалкий вид. А когда - то, с уверенностью можно сказать, он был не только красив, но и дорого стоил."(8) Даже человек, который по его признанию "в этой отрасли ничего не понимает", был поражен.


1925 год.
      Летом 1925 г. этнографическая секция калужского Общества истории и древностей в количестве пяти человек начала обследование быта "Гамаюнщины" – группы деревень, расположенных на правом берегу Оки, около Калуги. В своем отчете о поездке в этот район, датированном 6 августа 1925 года, автограф которого сохранился в научном архиве Калужского краеведческого музея (9), М.Е. Шереметева отметила те направления, по которым велось изучение и сбор материала: жилище и хозяйственные постройки; одежда и украшения; пища; семейный быт; игрушки; праздники; суеверия. Наиболее детально велось обследование в деревне Верховой, где было описано жилище крестьян различного социального уровня, а так же сделаны зарисовки. Сохранились 5 рисунков выполненных гуашью и акварелью с интерьером избы бедняка и 4 рисунка пером и тушью с изображением орудий труда, сделанные участниками экспедиции. Всего за лето 1925 года, с 1 мая было совершено 27 поездок. Собраны предметы крестьянской одежды, вышивка. Опубликована отдельным изданием работа  М.Е. Шереметевой  "Крестьянская одежда Калужской Гамаюнщины." Предпринятая  М.Е. Шереметевой попытка комплексного изучения как  материальной (жилище, утварь, одежда, украшения), так и духовной культуры (обряды, предания, фольклор) населения Гамаюнщины позволила ей поставить вопрос об этом районе как об отдельной этнической группе  русского народа.


1926 год.
      Продолжено обследование Гамаюнщины, начат сбор материала по свадебному обряду.
В июне – поездка  М.Е. Шереметевой в с. Корекозево и в г. Перемышль. На средства музея были приобретены крестьянская одежда, вышивка, образцы ткачества. В августе – сентябре совершены две поездки: в "Монастырщину" Перемышльского уезда и в "Низину" Козельского уезда (по р. Жиздре). Из Перемышльского уезда была привезена крестьянская одежда, бисерные украшения, вышивка. Из г. Перемышля – набоечные доски и образцы набойки, из Козельска – керамическая посуда местного кустарного
промысла. (Рис. 2) В результате полевых исследований лета и осени 1926 г. этнографический отдел музея пополнился 130 предметами. В этом же году была совершена поездка в с. Доброе, д. Острый Клин, д. Сбродово Лихвинского уезда, принадлежавшие ранее Покровскому  Доброму монастырю для проведения сравнительного анализа форм традиционной культуры.                                                                                                    

1927 год.
      Весной этого года М.Е.Шереметева делает записи обряда "Закликание весны" в Калужском и Перемышльском уездах. Летом – продолжено изучение "Монастырщины" Перемышльского уезда, с посещением мастериц ткачих, вышивальщиц, собирается обрядовая керамика.  7 – 10 декабря в Москве на втором Совещании этнологов Центрально – Промышленной области был заслушан доклад М.Е. Шереметевой "Женский костюм в районе "Монастырщина" Перемышльского уезда Калужской губернии". В резолюции были отмечены значительные результаты работы по сбору материалов для коллекции музея, "не смотря на крайне недостаточные ассигнования на полевую работу". (10).

1928 год.
      Зимой 1928 г. М.Е. Шереметевой довелось встретиться на улицах Калуги с представителями старинного промысла – вожаками ученых медведей. Это дало новую тему для исследований этнографа, результатом которой стала публикация о медвежьем культе, не потерявшая своего значения и в наши дни (11).
На основе изучения Перемышльской "Монастырщины" в этом же году была собрана коллекция обрядового печенья, со свадебного пирога "роща" и с "жаворонков", с которыми "закликали весну" были сделаны гипсовые слепки. Предметы были выставлены в экспозиции музея. Этой же теме была посвящена отдельная работа исследовательницы: "Хлеб и обрядовое печенье в бывшем Перемышльском уезде Калужской губернии".


1929 год.
      Начат сбор материала по обряду "Масляница", который был продолжен в 1931 г. Помощниками М.Е. Шереметевой фотографами А.Г. Макаровым и А.Г. Школьниковым были сделаны фотографии отдельных эпизодов обряда, пять из которых известны только по публикации (вероятно, подлинники навечно осели в архиве редакции "Советской этнографии"). Еще две фотографии удалось обнаружить в фондах Калужского музея, но уже без сопроводительной информации. (Рис. 3) Нотные записи масленичных песен "Гамаюнщины" были сделаны еще одной помощницей М.Е. Шереметевой – Татьяной Федоровной Достоевской, учительницей музыки, племянницей Е.С. Еремеева, человека высокой культуры, близкого к К.Э. Циолковскому. Он находился в центре кружка местной интеллигенции, направленного на развитие культуры и просвещения народа. Отдельная работа "Масляница в Калужском крае" была напечатана только в 1936 г. в журнале "Советская этнография", при этом во введении к статье автору пришлось учесть соответствующие идеологические установки того времени: "Задача этнографа сейчас не только зафиксировать эти старые бытовые явления, пока они еще живы в отдельных местах или пока о них еще помнят, как материал ценный для истории культуры, но и развернуть, пользуясь этим материалом, разъяснительную работу о вредной роли масляницы в быту". (12) О том, как велась такая разъяснительная работа можно только догадываться, скорее всего, на уровне обязательных музейных экскурсий и лекций, но свою основную задачу – зафиксировать ценный материал для истории культуры исследовательница выполнила.
     В этом же году было начато изучение кустарных промыслов, в то время еще бытовавших и во многом сохранивших архаические способы производства. Эта задача была поставлена перед музейными работниками в связи с планами переориентации некоторых из них для нужд новой экономики. Полевая работа велась параллельно с изучением предыстории промыслов, производилась фотосъемка процесса производства. Результатом этой работы стало пополнение собрания музея орудиями труда промысла углежжения, изделиями самопрялочного промысла Пятовской волости Калужского уезда. В музей поступили образцы набивного холста с набоечными досками, орудия труда из промысла в с. Перемышль, а также фотографии снятые во время работы мастеров. Среди них никогда не публиковавшаяся фотография, на которой М.Е. Шереметева беседует с мастерами – углежогами на месте работы промысла около д. Большие Сушки Перемышльского уезда летом 1929 г.(Рис. 4) В дополнение ко всему, по каждому из перечисленных промыслов были опубликованы отдельные издания.


1930 – е годы.
     Начало 1930 – х годов было посвящено изучению обрядовых комплексов и сбору материала о них. И если по обрядовому хлебу, "Закликанию весны", свадьбе в Гамаюнщине, "Маслянице" были опубликованы отдельные работы, то некоторые материалы так и остались неопубликованными. Исследовательница отмечала: "В связи с социалистической реконструкцией села в настоящее время сохранилось уже мало как поверий, так и самих вещей, связанных с отмершими или угасающими старинными культами. Однако удалось приобрести ряд предметов и пополнить ими некоторые пробелы экспозиции Калужского музея, особенно по пережиткам почитания огня и солнца". (13) Среди собранных предметов были резной деревянный наличник и вышивки цветной перевитью с солярными знаками, троицкие "веночки", через которые пропускали воду для умывания больных детей, птички сделанные из яиц,  украшения интерьера избы, сплетенные из соломы в виде солнца. Кроме того, от участников сделаны записи обычая сожжения колеса под Петров день, текст пока обнаружить не удалось. Осенью 1936 г. собранные предметы были выставлены в экспозиции музея.
     Работа по дальнейшему сбору материала по обрядам осталась незавершенной. Причиной тому были не только обычные для того времени организационные и финансовые трудности, а заметно усилившееся идеологическое влияние на работу историков – краеведов, что привело в сер. 1930 –х годов к закрытию многих научных и краеведческих обществ по всей стране и свертыванию исследовательской работы.(14). И если в 1927 – 1928 г. в Уставе Калужского краеведческого музея первой строкой было записано, что он является научно – исследовательским учреждением, которое "собирает отвечающие его программе научные коллекции", хранит их, исследует, систематизирует и лишь затем ведет на их основе культурно – просветительскую работу. (15). То к началу 1940 – х годов все оказалось перевернуто с ног на голову: музей становится "политико – просветительным учреждением", основной формой работы которого являлись " беседы и лекции, инструктивные доклады для учащихся старших классов средних школ, курсов по подготовке трактористов, для стахановских школ и т. п." (16). Все это, вне сомнения сдерживало творческий потенциал М.Е. Шереметевой, но выход был найден. С июля 1937 г. по 1 августа 1941 г. в областной периодической печати было напечатано 27 статей, знакомивших читателей с историей и культурой Калужской земли, еще 5 статей вышли летом и осенью 1945 г. (Список еще не полный и требующий дальнейшего уточнения).
     В Калужском краеведческом музее Мария Евгеньевна работала и в годы Великой отечественной войны, оставаясь в оккупированной Калуге. На нее и В.И. Извекова, тогдашнего заведующего историческим отделом, легла вся ответственность за сохранность музейных предметов в течение 78 дней оккупации города, когда в здании музея располагался штаб, а затем комендатура фашистской армии. Приказом от 23 августа 1942 года они необоснованно обвинялись "в неприятии мер по эвакуации музейных ценностей". С 16 декабря 1942 года М.Е. Шереметева была уволена из музея и восстановлена только 5 сентября 1944 года. Вероятно, по этой причине в этот период ей пришлось работать на фабрике игрушки. После восстановления, в музее она проработала до 15 мая 1945 года. Позже она работала в областном Доме народного творчества, а с 1947 года до ухода на пенсию - в Калужском областном художественном музее.
      В 1920 – е – 1930-е годы в результате активной собирательской работы были заложены основы одной из лучших  в области коллекций по традиционной культуре Калужского края, что оказалось возможным благодаря удачному стечению целого ряда обстоятельств. Это во - первых: плодотворная работа местных научных обществ историко – краеведческого характера; во – вторых: активная позиция сплотившейся вокруг них интеллигенции и высокий уровень квалификации специалистов, многие из которых получили образование еще до 1917 г.; в – третьих: наличие хотя и затруднительной, но все же реальной возможности публикации результатов своего труда; в – четвертых: возможность общения провинциальных исследователей со своими столичными коллегами, обмена опытом работы.
      Только несколько десятилетий спустя в конце 1970 – х годов Калужскому краеведческому музею удалось вернуться "на круги своя" и в основу его работы, как и в 1920 –е годы были положены исследовательская и собирательская работа по комплектованию коллекций и лишь затем, на их основе культурно – просветительская. Только в наше время материалы собранной М.Е. Шереметевой и ее сподвижниками коллекции, дополненные современными исследованиями, могут быть поставлены в общий контекст традиционной культуры русского народа.

Примечания.

1. Калашникова Л.В. Семья Скоробогачей в Юхнове Смоленской губернии. // Природа и
история Поугорья. Материалы 4-й научно-практической конференции. Вып.4. – Калуга. -2006. С. 212 – 216.
2. Научный архив КОКМ. Р – 2878, оп. 3, ед. хр. 31, л. 52 об. – 53.
3. Историко – краеведческие организации Калужского края (1891 – 1937). Библиографический указатель. Сост.: А.А. Бауэр. – Калуга. – 1982. Он же, Калужское Общество истории и древностей (1918 – 1929). // Вопросы истории, 1979. С. 177 – 179.
4. Программа для собирания этнографических предметов. Издание Калужского Общества изучения природы и местного края. – Калуга.- 1920. – 28 с.
5. Научный архив КОКМ. Р – 2878, оп. 3, ед. хр. 1 – в.
6. Там же, л. 65 – 66.
7. Р – 2878, оп.3, ед. хр. 22, л. 2.
8. Там же, л. 25.
9. Р – 2878, оп. 3, ед. хр. 18, л. 43 – 44.
10. Резолюция 2 – го Совещания этнологов ЦПО при государственном музее Центрально – Промышленной области. 10 декабря 1927 г. // Культура и быт населения Центрально – Промышленной области. М. – 1929. С. 231.
11. Шереметева М.Е. - Вожаки медведей в Калуге. // Сборник Калужского Государственного музея. Вып. 1.- Калуга. 1930. С. 61 – 66.
12. Шереметева М.Е. Масляница в Калужском крае. // Советская этнография. – 1936. № 2. С. 101.
13. Шереметева М.Е. Работа по археологии и этнографии в Калуге за 1935 – 1936 гг. // Советская этнография. – 1936. № 6. С. 139.
14. Шмидт С.О. "Золотое десятилетие" советского краеведения. // Отечество. Краеведческий альманах. Вып. 1.- М. 1990. С. 11 – 25.
15. Р – 2878,  оп. 3, ед. хр. 31, л. 43.
16. Р – 2878, оп. 3, ед. хр. 105, л. 1.

Опубликовано: Песоченский историко – археологический сборник. Вып. 6. Калуга. 2008. С. 263 – 277.

НОВОСТИ

Афиша детских интерактивных субботних занятий
Афиша детских интерактивных занятий Калужский объединенный музей-заповедник Уважаемые друзья ...

Стояние на Угре
Программа военно-исторического праздника «Великое стояние на реке Угре» Дата проведе...

Музей-заповедник "Полотняный Завод"
body { background: #FFF; }   Уважаемые посетители!  Приглашаем Вас посетить новый сайт му...

В Калуге наградили жителей области, принимавших активное участие в подготовке юбилея Победы
28 мая состоялось очередное заседание областного организационного комитета «Победа». В нем принял...

Экскурсии
Уважаемые посетители, обращаем Ваше внимание что нашем сайте изменён раздел «Экскурсии». bo...

Персонализация
Сделано в РА «Акцент»

© 2007 Калужский областной краеведческий музей
Калуга, ул. Пушкина, 14, усадьба Золотарева
Тел.: +7 (4842) 74-40-07